Моя история. Глава 35

2016. Новые дороги.

Переход из 2015 в 2016 год был сумбурный, сессия в январе обернулась неожиданным поворотом. Январь 2016 года принес с собой не только хлопоты и подготовку к очередной сессии в институте, но также и последующие резкие перемены в статусе ВУЗа. Я успела закончить все работы к сдаче сессии и когда прошли 3 недели сессии, нас собрали и объяснили, что в документах поменялись формальные детали о названии ВУЗа.

Правительство стало закрывать филиалы института по всей стране, причина была проста: переизбыток юристов и экономистов на рынке труда за последние десятилетие.

Это было шоком для всех студентов. Столько лет учебы могли пойти коту под хвост, заодно и финансов слитых в трубу. Однако всё обернулось иначе. Директор нашего института смогла перевести всех, кто доучился до 3 курса. Я не знала к лучшему или к худшему все эти перестройки. Тем, кто был на 2-х курсах повезло меньше, их не перевели.

Мы сдали зимнюю сессию и были переведены в Академию. В последствии, всё это было к лучшему. В итоге я оценила все перемены как положительные. Видит Бог, все было не зря и даже лучше.

В 2016 году еще в начале года, я планировала свою поездку в Бразилию летом на полгода. Я узнавала как лучше оформить все дела. У нас предстояла весенняя сессия в Академии, а потом осенняя в октябре.

Но, так как я ехала и по семейным делам и по рабочим, то мне нужна была официальная бумага о моей работе, которая могла разрешить мне сдавать осеннюю сессию позже, в феврале 2017 года. Вместо октября 2016.

Как упоминалось ранее, моим параллельным направлением работы стали мелкие поставки кофе и работа в паре с бразильской компанией импорта-экспорта. Собственник этой компании, Матеус, оформил мне командировку и после всех оформлений через нотариальные конторы в Бразилии выслал мне все необходимые документы в Россию.

Мой друг и деловой партнер Матеус

Я могла спокойно брать билеты на полгода и не бояться потерять свое место в Академии. Этот вопрос решился не сразу, а долго. С бразильцами всегда все медленно и муторно, но терпение – великая вещь, и решился вопрос.

При оформлении командировки партнеры из Бразилии официально брали на себя ответственность за меня, и если что, то в Бразилии потом искали бы именно их с официальными лицами.

Поэтому убедить дать такое письмо совсем непростая задача. Это лишь в повествовании кажется всё просто. На деле месяцы обсуждений, десять раз все переворачивается с ног на голову, и только когда есть положительный исход – можно выдохнуть. С Бразилией не просто работать.

Так прошел февраль, пришел март, а в апреле я искала лучшие билеты для нас с ребенком. Родня в Бразилии ждала наш приезд, все жужжали как нас ждут, встретят и будем жить все в шоколаде все 6 месяцев. Говорили, как они все скучают по внуку и в таком духе.

Нэйди и ее мама Жандира были для меня особенными людьми, которые запали в душу и несмотря на развод с Анжело, они продолжали быть для меня какими-то родными.

Нэйди по-свойму, а Жандира всегда напоминала мне о моей бабушке и ее доброжелательность, доброта, забота всегда согревали меня, когда я гостила у нее в доме в Три Марии.

Изначально предполагалось, что Анжело сам решит вопрос с билетами для сына, но закончилось тем, что полной суммы у него не было и его отец как всегда выручил ситуацию и помог ему оплатить. Анжело отправил деньги на билет для сына, с 2-х лет ребенок платит в самолете полную стоимость за перелет, а ему было 5.

Мои билеты я покупала сама. Мама беспокоилась как я полечу, учитывая, что в Бразилии был один из самых тяжелых экономических кризисов за последние 30 лет. Шли постоянные забастовки, столкновения, безработица и инфляция увеличивались с каждым днем. В России все мучались от кризиса и санкций, но это было ничто по сравнению с тем, что было там на тот год.

В стране политический коллапс, свергнули президента, Дилму под суд, все в стране ошалели от беспредела коррупции, сплошь воры у руководства. Куча политических дел под суд. Бывшего президента – Лулу тоже под суд, крал все время пока был у власти, а был у власти два срока подряд, кажется.

Плюс лихорадка Зика, которая обострилась из-за комаров. И вот в таких “чудных” условиях мы собирались ехать туда на 6 месяцев.

Сверху еще Олимпийские игры в Рио проходили. Куча шума, народные восстания, поскольку президент Дилма истратила для подготовки стадионов и олимпийских лагерей почти все деньги из госбюджета. Начали повально закрывать больницы и медпункты социального обслуживания. Обострились социальные проблемы. Люди встали в сопротивление, все были против проведения Игр ценой такого ущерба для народа.

В апреле я купила билеты. Сдала сессию весной, оформила все разрешения и документы. Шел май, мы готовились лететь в июне.

Сначала свекровь говорила, что она сможет нас разместить у себя дома в Белу Оризонти (меня и ребенка). Либо мы могли жить у нее в новом доме в Три Марии.

За годы пока я была в России и до лета 2016 много всего произошло в их семье. Несколько родственников не стало. Анжело до сих пор не закончил университет, и учился, и работал, но диплом был только через год. От тяжелых полевых работ свекр похудел, а потом стало сдавать здоровье, и им пришлось продать фазенду, вместо нее они купили дом в Три Марии, недалеко от района, где жила Жандира (мать Нэйди), так было проще заботиться о престарелых родителях.

Таким образом Нэйди и ее муж переехали в Три Марии насовсем, сделали большой ремонт и перевезли всех собак и кошек с фазенды в этот дом. Они перестали жить в Белу Оризонти, а их квартира в городе перешла младшей дочери Изабел, которая никогда ко мне не питала симпатии, а под конец так совсем мы не могли общаться.

Но Нэйди думала, что все будет нормально и она сможет нас разместить там или у себя в Три Марии на весь период пока мы не вернемся в Россию под НГ. Это было в планах…


Анжело также приглашал жить у него, чтобы быть ближе к ребенку. Я как представила вернуться в тот дом, мне аж поплохело, ни за что на свете. Опять все сначала? столько лет “лечить” свою душу и сердце, чтобы снова прийти к разбитому корыту.

Я сказала, что спасибо, но не стоит. Мы в любом случае не смогли бы понимать друг друга. Тем более, у него была девушка, которая все время ревновала его ко мне, хотя виду старалась не подавать. С сыном она была приветлива.

Обсудив все варианты, я сделала небольшие наработки по вопросу, где мне жить, если что-то пойдет не так в доме Нэйди, хоть в Белу Оризонти, хоть в Три Марии. Поскольку в обоих случаях был фактор не принятия: с одной стороны бывшей золовкой, с другой бывшим свекром в Три Марии, который ждал именно внука. Я всегда была предметом его ревности к нему. Поэтому мне нужен был запасной выход на случай снимать свое жилье.

Цены в кризис на аренду жилья поднялись ужасно. И все говорило о том, что я буду считать каждую копейку, пока буду в Бразилии. Так пришел июнь, вопросы по-тихоньку решались.

За 2 недели до вылета, Анжело сообщил, что Изабел отказалась принять меня в доме ее родителей в Белу Оризонти, и Нэйди попыталась договориться с родственниками, которые жили в том же районе, что и Анжело, чтобы они приняли нас, это были два парня, они занимались дизайном и пошивом одежды. Я знала одного из них лично, а второго знала заочно через фейсбук. Оба были хорошие люди.

Но принять они нас не могли по объективным причинам, они только, что переехали из провинции Минаса, где распродали все свое имущество и приехали на “голый пустырь” в Белу Оризонти, чтобы начать жизнь здесь, тем более один из них учился на дизайнера одежды в госуниверситете и ему было удобно жить неподалеку от универа.

В их квартире почти не было мебели. Только рабочие вещи, шитье, все дела для пошива, тв, компьютер и кухня с базовыми предметами. Там даже не было кровати, они только-только обустраивались и были на мели, спали на надувных матрасах, комнат было две и кстати расположенность была в 7 мин от дома Анжело. Это меня напрягало.

При одном упоминании, что мне придется снова с ним общаться, видеться, а уж тем более жить поблизости меня колбасило в кошмаре, я не хотела видеть этого человека больше в своей жизни и при любой возможности предпочитала написать емейл или сообщение через чат, но не встречаться, не звонить, не видеть его и не слышать. Я была на завершающей стадии выздоровлении от ущерба, который нанес в моей жизни ураган по имени “Анжело”.

Я была обязана всегда поддерживать его связь с ребенком. Отец и сын – это святое. Никаких обсуждений. Должны быть вместе и общаться насколько возможно. Но личное мое общение с ним я сводила к минимуму. При встрече или разговоре с ним меня откидывало в то время, когда все “было плохо”. А хотелось стереть эти воспоминания навсегда.

Уже не было обиды, боли, было только желание избегать контакта с ним. Чем дальше от него, тем лучше для меня. Он, по его личным признаниям, никогда не ощущал такого, наоборот пребывая в моем доме в России, пытался вернуть наши отношения, даже был готов бросить свою девушку и предложить все сначала. Жить, как жили до этого вместе.

Я, даже слышать не могла о таком раскладе. В моем сердце уже не было ни одной пылинки об Анжело. Всё, что было о нем, подарки и сувениры, все это либо было в дальнем углу антресоли, либо отдала маме. Мне не хотелось вспоминать. Хотелось, чтобы кнопка DELETE могла идеально работать и стирать всё, что хочется стереть начисто. Полное форматирование диска.

За 2 недели до вылета я понимаю, что вся болтовня о том, что нас там ждут с распростертыми объятиями, только прилетайте, все будет в шоколаде…Всё это накрывалось медным тазом и остается 14 дней, чтобы я понимала куда я еду, кому все это надо, и главное: где мы будем жить с ребенком?

Нужно было срочно мобилизовать все связи с бразильскими друзьями, я подключила всех, кого можно и нельзя, чтобы найти достойный вариант и по цене и по качеству квартиры. Снимать квартиру целиком было не по карману, но комнату в нормальной квартире я могла потянуть. Важно было, чтобы район, где будет жилье был как можно дальше от района Анжело. Чем дальше, тем лучше.

И один мой знакомый, с которым мы познакомились случайно на фейсбуке, жил в Белу Оризонти, и через друзей мы стали общаться, и в итоге именно он стал тем ключиком, который предоставил мне съем в квартире его брата почти на 5 месяцев, последний месяц был на другом адресе.

Марселу

Друга звали Марселу, хороший парень. До сих пор я ему благодарна. Правда, когда он согласился мне помочь я опасалась, что до дела так и не дойдет. Боялась, что он сольется как и большинство бразильцев, которые хороши в обещаниях, не легки на подъем и реальные дела. Марселу приятно удивил, он был “реальный”.

Так перед поездкой я успокоилась, что после аэропорта мы не будем жить под мостом, а у нас есть план Б, на случай если дела не пойдут в доме Нэйди.

Подходило время собирать чемодан и готовиться к полетам. Пришла середина июня 2016. Мы летели через Испанию, пересадка в Мадриде. Сынок впервые летел осознанно, но перелеты ему дались трудно. Все-таки нужно родиться перелетной птицей, не всем это легко. Мне тоже нелегко. Но для меня это смена декораций и адреналин приключений. Для ребенка это стресс, не на пользу дела.

Билеты на поезд до Москвы я покупала заранее, летели из Домодедово, рейс в 6 утра. В этот раз никто нас не провожал до аэропорта, я решила, что справлюсь сама. В день отъезда стояла жара и духота. В поезде было еще хуже. Сауна, и люди, которые ехали сутки с Мурманска. Ребенок иногда вел себя неформально с пассажирами, задавал вопросы, которые не задают посторонним людям.

Мы выехали утром, а приехали в Москву около полуночи, заранее с помощью друзей было заказано такси, которое должно было забрать нас с Курского вокзала и отвезти в аэропорт.

Отдельная история как мы тащились по вокзалу с кучей вещей, я просила помочь нам людей, мужчины как на подбор были все немощные и еле что-то такое делали, два шага и уже не могли ступить.

На Курском вокзале мы были впервые и ориентироваться было трудно. Без конца звонил телефон, поскольку таксист не мог долго нас ждать, на подъезде к вокзалу негде остановить машину и нужно платить за стоянку. В ожидании пока мы выйдем на улицу с вокзала, таксист делал круги вокруг, чтобы не ставить машину.

Нам понадобилось минут 15 пока мы еле-еле выползли с чемоданами на ночную площадь с магистралью, которая отходила от вокзала. Ребенок был сонный, уставший, я боялась его потерять, пока возилась с чемоданами. Глаз на все не наберешься, впрочем как и рук. Благо ночь была теплая. Со всех сторон огни большого мегаполиса.

Почти на выходе с вокзала ко мне подошел парень нерусской внешности, наверное, армянин или из этой темы. Он предложил помочь отнести чемоданы, в итоге был еще один его друг. Я сначала испугалась, что обкрадут меня и оставят ни с чем. Ничего потом не поделать будет.

Парень и его друг оказались нормальными людьми и ничего такого не замышляли. Помогли реально вынести чемоданы и я стала искать среди проезжающих такси – мое . Он звонит, я объясняю, где я. Он не может меня найти. Вот так я бегала через дорогу туда и сюда, риск попасть под машину меня вообще не трогал. Там были будки поднимающие шлагбаум для выезда и въезда такси, поэтому на этом отрезке машины не могли развивать дикую скорость, они только въезжали и выезжали здесь. Это и спасло меня.

Сбоку у дороги стоял сын, два парня с моими чемоданами, я пыталась смотреть за ребенком, за чемоданами и еще найти в толпе этих машин мое такси, которое визуально просто красивая иномарка без признаков такси. Только через мобильный, номер машины и цвет, который дал таксист можно было узнать своего.

Потрепала я нервы капитально, в какой-то момент зависая в разговоре на телефоне с таксистом, который все никак не мог нас увидеть и я его тоже, я понимаю, что вижу его и его машину, проезжающую прямо через ряд машин от меня.

Говорю, что вижу его, он оборачивается и не понимает, где я. Пока я не стала махать руками как на трибуне стадиона, он не мог меня увидеть. Все закончилось благополучно. Остановился. Загрузил наши вещи (два чемодана и куча ручной клади) Я поблагодарила тех парней.

Они просто стояли и ждали чем все кончится. Не просили денег, не просили ничего, просто жест доброй воли. Мы попрощались. Можно сказать, что это божественная защита от недобрых людей, по-другому не скажешь. В темноте ночи, посреди площади и при том, что я металась как тигр в клетке между рядами такси, они вполне могли улучить момент и свалить вместе с вещами и ребенка унести. А оказались добрые и порядочные люди. Спасибо им еще раз. Спасибо Богу за то, что посылал по всей дороге мне только хороших людей.

В такси ребенок расслабился. В таком такси было сложно не расслабиться. Шикарная иномарка и водитель добрый оказался. Хороший разговор. И главное, ночная Москва без пробок просто прелестна чтобы “летать” по трассам. Через час с небольшим мы уже подъезжали к Домодедово. По цене бюджетно было.

Была прохладная ночь, около часа ночи. Нам нужно было пройти базовые процедуры и потом отдохнуть несколько часов перед регистрацией в 5-6 утра. Если хорошо постараться всегда можно найти чем заняться в ожидании 4 часов.

Мы оба были уставшие. Ребенок капризничал от усталости и хотел спать. Мы прошлись по аэропорту, я проверила по терминалу, где и во сколько будут регистрировать наш рейс и пройдя все базовые дела, мы сели отдохнуть с чемоданами на втором этаже в зале ожидания. Ребенка вырубило прямо на кресле. А мне нужно было сидеть как “постовой”. Время от времени меня тоже выключало, но все обошлось.

В итоге мы ходили в детскую комнату, нас все-таки пустили, оба были готовы к полету. Оставалось дождаться восхода солнца. Мы перешли в панорамную зону с креслами ожидания и стали ждать еще часок. С мамой я общалась через телефон. Интернет ловило нормально.

Когда пришел час мы пошли на регистрацию. С телегой полной чемоданов нужно было пройти контроль багажа и сдать его. Багаж был тяжелее, чем я думала, однако добрый служащий не стал цепляться к нам из-за этого, привесил наклейку Hard и все дела. Удивительно это, учитывая, что например в Аэрофлоте, лишний кг и все, либо переплачивай за вес, либо вынимай и не бери с собой. Поэтому я всегда выбираю иностранные авиакомпании, они человечнее относятся.

После всех процедур, мы стали готовиться пройти паспортный контроль. И тут вышла засада. 6 утра, ребенок не спал нормально, весь капризный и уставший, плачет, нервничает. Я тоже на пределе, только дайте кресло чтобы вырубиться.

После проверки моего паспорта, контролерша стала проверять паспорт ребенка и заявила, что мы должны были заменить его в 2 года. На паспорте стоит метка, что менять в 10 лет (делали его, когда он только ехал впервые, в 9 месяцев), а тут ему уже 5. И она стала придираться, что может это не он, что не похож, и все в таком духе.

Проверкой на прочность стало то, что она стала его спрашивать имя, возраст, фамилию, а он был как в прострации, забился под какой-то стол и не хотел ей отвечать. Начал плакать. Она твердит свое за стеклом и не пропускает нас. Время идет, посадка скоро. А мы застряли с паспортом. У меня потекли слезы, началась истерика. Ребенка не вытащить из под стола, он туда удалился как в ракушку, мадам за стеклом не дает пропуска. Люди идут и не могут ничего понять.

В итоге подключились другие проверяющие и кое-как нас пропустили. У меня почти был нервный срыв, столько всего за одни сутки. В слезах и соплях мы прошли к выходу на самолет. Еще ждали сколько, но в итоге всё пошло нормально. Посадка, вылет. В Мадриде пересадка была очень короткой, мы только успевали бегать по эскалаторам, за час-полтора мы уже были в другом конце аэропорта в самолете до Рио де Жанейро.

В Рио ожидание было часа 3. Нам пришлось переходить из аэропорта Галеао в новое строение, отстроенное специально из-за Олимпийских Игр, поскольку Рио был главным городом принятия иностранных делегаций и спортсменов. Мы сначала заблудились, потерялись. В итоге служащий аэропорта кариока любезно предложил свою помощь отвести нас до нужного терминала, а в итоге попросил за свою помощь денег. У меня было 15 реалов и закрытый ланч, который малыш не съел в самолете, я отдала ему. Он видимо ожидал гораздо большего. Просил вроде как “чаевые на ланч”, а просил 30. У меня столько не было разменными. Я дала только 15. Но и это оказалось не нужно было делать.

Мои друзья из Белу Оризонти сказали, что это был развод. А служащий хоть и был любезен со мной, оказалось видел одно: иностранцы приезжают и наверное с полными карманами денег, почему бы и не попросить. Как он случайно обронил при разговоре: “Вы (иностранцы) приезжаете на Олимпиаду и привозите наличность в наш город”. Как-то это звучало странно, вроде как иностранцы-кошельки, которые должны восполнять финансовые дыры в их стране.

Мы прилетели в Белу Оризонти ночью. Смена часовых поясов. Малышу трудно дались перелеты, прилетев в Рио, он совсем уже был не в себе, но кое-как продержался и в рейсе до Белу Оризонти. В аэропорту Галеао были свои недразумения с ним, но мы справились.

В аэропорту Конфинс, получив багаж, вышли в зону встречающих. Родня издали увидев нас, начала кричать от радости и махать руками. Мне было не до того, и наоборот страшно хотелось спокойствия, а тут чуть не фейрверки с пятардами. Малыша сразу начали терзать в объятиях, он был в шоке, и устал к тому же. Этот момент едва ли смог оценить.

За один день мы пересекли все океаны и суши, уставшие, изможденные. В аэропорту нас ждали: Анжело, Нэйди, Карол, Лорена (девушка Анжело), не было только свекра. Я подумала, что он не приехал из-за меня. Но это были лишь догадки. На самом деле, у них были семейные проблемы, не имеющие ко мне отношения.

Продолжение следует…

Встреча в Конфинс спустя годы.