Моя история. Глава 37

Период адаптации в кризисной Бразилии. Июль

Я почти не оставила координат для свекрови и ничего не сообщила Анжело, к вечеру они все начали нервничать и в итоге, по телефону попросили дать адрес Марселу, чтобы приехать за нами на машине.

Я дала адрес и мы стали ждать их приезда. Опасалась, что Анжело скажет что-нибудь лишнее моему другу, как он это уже делал прежде с Фелипом и Гилерми. У него есть тема, испортить почву, чтобы там уже никто не мог жить, сказать что-нибудь, чтобы дружбы между людьми уже не было. Я предупредила об этом Марселу.

Мы спустились во двор здания, солнце готовилось сесть. Жара сходила на нет. Последние лучи солнца скользили по цветкам орхидеи, которая расселась посреди пальмы.

Марселу сидел поодаль от меня и ждал, что будет дальше. Он спросил, если мой бывший муж не имеет склонности к физической агрессии. Он мог сказать что-либо неприятное в адрес Марселу, чем испортить всё на свете.

Наконец они приехали по адресу. Ехали через весь город, и видимо успели обсудить почему я решила “съехать” так далеко. Я и сын погрузились в машину, там были Анжело, его мама и Карол, его средняя сестра. С Марселу договорились на утро. Ничего такого не произошло. Анжело был вежлив, его мама тоже. Но было заметно, что они нервничают и недовольны, что пришлось тащиться через весь город в поисках нас.

Так закончился первый день в Бразилии. Утро воскресенья я встречала в воодушевлении и ожидании скорейшего переезда. По лицу Нэйди было видно, что она переживает, что мы так поспешно уезжаем, плюс внук будет далеко. Однако это было лучшее решение, чтобы избежать конфликтов в ее доме.

Дальше день прошел нормально. Сначала Марселу приехал и мы погрузили первую часть вещей, отвезли, и потом под вечер забрали остальные вещи. К позднему вечеру воскресенья я полностью переехала в его квартиру и ощутила освобождение от прежних уз. Наконец-то.

Когда Марселу собирался уходить после того, как мы разгрузили вещи в комнату, я остановила его и вручила подарки из России, один из них была футболка с нашим президентом крупным планом, восседающим на лошади с надписью “Прорвемся!”. Кто помнит 2016 был временем жутких санкций и кризиса в России, поэтому своевременно. Особенно, что у них тоже был кризис. Прорываться было куда.

Так закончились выходные. И полночи я разбирала вещи. Ребенок спал, а я носилась и раскладывала вещи по дому. Так наступила новая неделя… это был понедельник 20 июня 2016 года.

Почти до середины июля был период привыкания к изменениям, которые произошли за время моего отсутствия. Если визуально Бразилия несильно изменилась, то внутри нее произошли перемены в обществе. Люди словно стали другими.

Особенно, это касается мужской части населения. Отношение к женщинам стало более потребительским. Если в начале моего пути я видела романтичных людей, которым нравилось ухаживать и период конфетно-букетный был нормой. То теперь словно везде я видела признаки того, что мужчины хотят быстрых необязывающих отношений, где никто никому ничем не обязан. И вообще все “прелюдии” отношений не важны. Все этапы по-быстрому, иначе вроде всем некогда да и не зачем.

Бразильянки все больше удивляли тем, что почти на 90% переняли всю инициативу в отношениях с мужчинами. Превратились в доминирующую сторону, и казалось сами готовы вешаться на парней, только чтобы отношения состоялись. При том, когда мы выходили по вечерам на разные посиделки в баре, или прогуляться, я часто видела и слышала как истории повторяют одна другую. Женщина сама будто навязывается мужчине, хочет его подтолкнуть к отношениям. Этим только еще больше обесценивает себя. Это лишь мои наблюдения. Каждому свое, впрочем.

На продуктовых витринах: бананы Катурра – 120 руб \ кг, бананы земляные – 80 р\ кг; листовая капуста; апельсины с зеленой коркой; папайя, гуава, черный авокадо (импортный), мандарины Рио, апельсины желтые. Сгущенка в коробочках по 4.50 реала (90 руб за 200-250 гр). Орехи макадамии в скорлупе – 25 реалов\ кг; мед цветочный 470 гр – 20 реалов. Цены на 2016 год.

Первые недели на новом месте были приятны в плане новизны. Когда дневная жара спадала, в районе 16 часов мы делали пешие прогулки в Буричис и там рассматривали как устроен район. Где есть хорошие магазины, цены, интересные вещи и продукты.

В нашем районе Эсторил тоже были масс-маркеты, где можно было быстро затариться едой по ценам, хоть и высоким, но тогда выбирать не приходилось. Для примера, буквально в одном шаге у моего здания были фруктовый павильон и сверху него был тренажерный зал, в который я собиралась ходить.

В начале июля литр молока стоил около 4 реалов, что на наши деньги примерно 80 руб. Были ценники и выше, это была нижняя планка в течение пары недель, потом спустилось до 3,70 и стабильно было на этой цене.

За несколько месяцев до моего приезда в городе (и в других городах Бразилии) проходили народные протесты, потому что правительство подняло цену на проезд в общественном транспорте, до 3,75 за 1 проезд в автобусе (это где-то 75 руб). Возможно для российской столицы это не предел, но тогда в Бразилии это было заоблачно, особенно если нужно брать 2 автобуса с пересадкой в одну сторону и чтобы вернуться еще также +2. Выходило накладно передвигаться на транспорте. Бензин также стоил примерно в 1.5-2 раза дороже, чем в России. Даже фрукты, которые по сути должны быть копейки, были иногда дороже, чем они стоят в России.

В первую неделю ребенок сначала приболел, видимо расстройство желудка на фоне переезда, смены еды, жары и мне приходилось все время следить за чистотой рук, поскольку без меня, когда его забирал папа, рук они видимо совсем не мыли. Поскольку из раза в раз, он приводил его после 1-2 дней, или даже после нескольких часов, когда они куда-нибудь ездили, и всякий раз последствия были: жалобы на живот и все радости кишечного расстройства.

В этот раз страховки на обслуживание в больнице уже не было и если у малыша что-то было не так со здоровьем, то делай что хочешь. Во-первых, до Анжело дозвониться просто так было нельзя, он никогда не слышал свой телефон, а свекры были в деревне. То есть мы были сами за себя и если что, то только друзья могли спасти меня.

В поисках хороших цен. Наблюдения из маркетов: (считывать по фото слева-направо-вниз по строкам). Манго Палмер, 6 реалов (=116 руб\кг). Лавки трав на центральном рынке Белу Оризонти. Молоко пастеризованное (не убитое) – 3.6 реал (или 70 рул\литр). Мука тапиоки для пирогов и пудингов – 3.40 (или 65 руб\упак.); плоды Пиньяю (не знаю, как это готовят). Кара (это корнеплод, который отваривают как картошку) 12 реал \кг = 232 руб\кг. Семена льна золотистые (500 гр) = 136 руб\упаковка. Огурцы деревенские – 58 руб\ кг. Кара Барба (корнеплод) = 77 руб\кг. Корень имбиря =135 руб\кг. Авокадо (бразильское) = 78 руб\кг (самая нижняя цена из возможных). Фрукт Питайя, не пробовала его. И последние – бразильские орехи (castanha do Pará) в скорлупе – 580 руб\кг.

В первое время ребенка забирали часто. На день, два, на полдня. Через недели полторы после приезда, приехал в город свекр, наконец он появился, чтобы посмотреть где мы живем, поздороваться и забрать внука. Ощущения были все те же, что он всегда будет смотреть на меня предвзято с тех пор как мы расстались с его сыном.

Они были у нас недолго, посидели в гостиной, попили воды и кофе. Забрали внука на несколько дней в деревню. Я осталась дома, потому что нужно было работать с переводами и португальским.

Слава Богу в тот период, словно нить помощи от Бога у меня было полно заказов по работе и все счета были оплачены. Я платила за съем исправно. Чего не скажешь о моей соседке, она не платила за первый месяц и жила в свое удовольствие.

Часто к нам приходил ночевать ее парень, в принципе меня это никак не трогало, даже потому что молодой человек был адекватный, хорошо относился к моему сыну и был спокойный. Казалось, что он даже слишком спокойный для веселой Жулии.

Несколько раз мы ходили гулять с Марселу, сначала выходили вместе с Жулией, втроем, потом пару раз вдвоем с ним. На выходных он позвал меня и ребенка на пешую прогулку в парк, поехали на машине, гуляли в парке.

Он поделился, что привык с тем, как все проходит легко с бразильянками, просто парень видит, что девушка не прочь, строит ему глазки и впрочем уже полдела сделано. Недалеко до всего остального. Примерно в коротких словах было так: “С женщиной у меня разговор короткий, я не вовлекаюсь в глубокие отношения”.

Мы побегали за мячом по траве и малыш нарезвился в футбол с бразильским мальчиком и его дедушкой. В какой-то момент Марселу подошел ко мне и хотел сделать селфи вместе, а я ступила и сказала, что не стоит. Он подумал, что я отказалась от селфи из-за него, что я его стесняюсь и поэтому отказалась сняться вдвоем.

Я не знала тогда, что он сильно обиделся на это. И для меня это было незаметно. Но как говорится мужская душа это дремучий лес, у каждого свое внутри, а мне остается лишь изучать по-немногу.

После парка он позвал нас на обед в ресторан и мы обедали втроем. Во время обеда он сказал, что ему кажется необоснованной моя гипер-опека над сыном и что мне пора уже отпустить “вожжи” и позволить ему быть с отцом и не контролировать процесс.

Я очень привыкла быть мамой и папой в одном лице для моего сына. Нелегко отдавать вожжи, когда привык держать все под контролем.

Когда сына забирал папа или бабушка, там его баловали всем, чем можно и возили туда, где я не могла себе позволить по причине отсутствия финансов на это. И он, возвращаясь, видел, что мама не может его баловать, развлекать, где платно. А там он “король” и всё для него, только попроси. Таким образом, он возвращался домой в слезах и хотел обратно к ним, потому что там у него было всё, чего я не могла дать на тот момент.

Так начался период, когда я не узнавала своего ребенка. Он словно охладел ко мне и не хотел домой. Были несколько раз, когда Нэйди привозила его, а он напрочь отказывался остаться. И она забирала его с собой обратно. Это было ужасным периодом. Мне казалось, что дальше будет хуже. И как поступить не понятно. Параллельно в мою жизнь вернулись несколько людей, вернее мы просто снова стали встречаться, как друзья.

Еще в феврале 2016, мне пришел е-мейл от моего первого супруга Гилерми, с которым мы были много лет в негативных отношениях (с 2009 года), когда его новая пассия (потом жена) стала настраивать его против меня и ревновала. Закончилось тем, что она убедила его, что я ужасный человек и мы не общались много лет.

А тут он сам написал мне. Началась переписка и в итоге мы вышли из того негативного отношения. Снова стали друзьями. Теперь оставалось снова встретиться, чтобы восстановить дружеские отношения в реальном пространстве.

Он знал, что я приеду. И в итоге июнь, июль, август мы встречались, то за чашкой чая, то на прогулку, то на уличном гулянье. Сын воспринял его хорошо.

У него к тому времени тоже был сын, но младше моего. И он уже развелся с той женщиной. Мы были оба свободными людьми. Но оставили все как есть и я решила, что лучшее решение для нас – это искренняя дружба. Поскольку я воспринимала его настоящим братом и другом, но всё остальное, что было прежде осталось там, осталось в прошлом.

Только над дружбой не властны ни время, ни расстояние. Словно замороженный в банке счет. Никаких обязательств, никаких претензий. И никто не обязан “хранить чувства”. Они просто есть добрые и душевные. А вдовесок, он по-прежнему был тем человеком, кто поддерживал меня, мог помочь, если надо. И помогал, когда мог, когда я была там.

Поэтому, когда мы встречались с Гилерми, было ощущение, что я нашла брата по духу. Было легко. Хотя, если бы было желание, можно было начать все сначала. Но зная себя, я не хотела рисковать и причинить боль ему еще раз. Слишком дорого стоят ошибки в отношениях. Поэтому лучше, когда без риска. Душевная боль – трудноизлечимая вещь.

В июле я ездила в гости к Фабриции. Ее родители тепло приняли меня. Отец громко сказал с порога: “А, наша русская вернулась!” Мама угостила нас кофе, мы посидели и в гостиной и в столовой. Пообщались с Фабрицией, были я и мой сын.

Потом начала звонить свекровь узнать где мы, и в итоге свекровь и Карол тоже приехали туда и мы уже сидели огромной компанией в гостиной. Ребенку этот шум и португальская речь были некомфортны. Плюс его “мания до ipod-а” постоянно создавала конфликт между ним и мной.

Я старалась ограничивать его время с этим телефоном, а он хотел сидеть в нем денно и ночно. В итоге я забрала у него телефон, поскольку когда к нему обращались люди, он не реагировал, а был весь в телефоне, пришлось забрать насильно и он сделал “много всего”, чтобы показать свой протест. В итоге, Фабриция нашла ему сменную одежду, потому что в той, что он был, ехать домой было нельзя.

Июль был месяцем постоянных трудностей. Я переживала то по одному поводу, то по другому. Постоянные трудности в общении с сыном, который возвращался словно не свой после родственников. Я была на нервах поэтому.

Плюс головная боль: как бы хватило денег до следующего месяца. В начале июля я купила себе SIM-ку VIVO и могла пользоваться двумя, одна российская, а другая, чтобы звонить по телефону здесь.

Июль был зимой, было холодно вечерами и ночами. Я знала, что Гилерми (2″) вернулся из Сиднея в Белу Оризонти, и это было за несколько месяцев до моего приезда. Знал ли он, что я уже тут? Вопрос! потому что я выкладывала в соцсеть информацию, что я в городе, но от него не было ни привета, ничего.

Я подумала, что он либо видел это и игнорит, либо не хочет встречаться, или может у него кто-то есть. До этого мы общались по чату и все было нормально, а за месяца два до моего приезда у него были семейные проблемы и мы потерялись на пару месяцев. Может быть у него были какие- то перемены в жизни и он не хотел больше общаться.

Я решила не искать его. Однако в июле он сам написал мне, и сказал, что так редко бывает в интернете, что только сейчас узнал, что я уже вернулась. Мы решили встретиться. Он купил билеты на представление в городском театре и приехал за мной.

Когда мы встретились, это были другие отношения. Он повзрослел. Изменился. Я тоже. Но у меня уже не было прежних иллюзий и я могла бы сделать шаг навстречу, однако я видела, что он ждет чего-то. Чего именно? Не ясно. Не бывает так, что спустя 5 лет сразу все как было. Нужно было время, а он решил, что раз я не даю повода, то значит дело стухло.

Мы провели чудесный вечер в театре и я вновь убедилась, что воспитание – великая вещь. Вечером он отвез меня домой и на прощание подарил австралийскую сумочку для мелочей, через плечо, всю в ярких аборигенских узорах. Сумочка была классная и я с радостью приняла ее. Но почему-то про себя подумала – маме она больше подойдет. Ее стиль. В итоге теперь сумочка живет у мамы.

Он проводил меня до ворот, на прощание мы обнялись и поцеловались в щеку. Он смотрел на меня и ждал чего-то. Что я должна сказать в этой ситуации? Конечно, поблагодарить за вечер. Но тут были другие ожидания. Мне нужно было время осмыслить всё, что было. Он уехал.

Я продолжала свою деятельность с кофе и в один день мой напарник по кофе помог мне с отправкой очередной небольшой партии кофе в Россию, а потом мы поехали попить кофе в кафе. Там была отличная женщина-бариста, которая подошла к нам и как-то слово за слово рассказала про Академию Кофе, которая находилась в фешенебельном районе города. Мы взяли адрес и поехали туда.

Так я познакомилась с Академией, где обучают работать с кофе, баристы и прочие направления. Впечатления были невероятные. Там всё было пропитано энергетикой кофе. Правда, мы попали в момент, когда там делали ремонт, но даже это не испортило мои ощущения. Женщина, которая была управляющей там, пригласила нас на платные курсы по дегустации кофе. Продолжение следует …