Моя история. Глава 39

Три Марии. Продолжение

Утро прошло спокойно. Мне удалось связаться по интернету с моими учениками, правда это было все равно, что в окопах. В деревне интернет был хуже, чем в мегаполисе. Испытание нервов на прочность.

Малыш расположился с Лего на кровати нашей комнаты, играл. Одновременно я занималась работой, потом принимала душ, свекру не понравилось, что внук проводит все время со мной в комнате и не особо рвется сидеть с ним у телевизора в гостиной. В итоге, когда я вышла в кухню за стаканом воды, он публично упрекнул меня вопросом: “Ты посадила мальчишку на домашний арест в своей комнате?”.

Это было только начало. Дальше больше. Когда пришло время обеда, я уже ощущала его негодование к тому, что ребенок все время крутится вокруг меня, а не его. Он был недоволен этим.

Свекровь приготовила чудесный обед, много кастрюль стояло на плите, было 2 блюда из разных видов мяса, гарнир, и овощи тушеные. Все поели, кроме Жозе, он сидел с телевизором и мне казалось, что мне лучше вообще не появляться в гостиной, совмещенной со столовой и кухней в одном пространстве.

Нэйди уже давно свыклась с его перепадами настроения. Но тут было понятно, что его не радует мое присутствие и будь его воля, он бы отправил меня куда подальше и оставил бы себе ребенка, забыв, что я его мать, вообще.

Нэйди позвала меня и малыша обедать. Когда я отправилась сервировать себе еду на тарелку, стоя у плиты, из гостиной мимо проходил Жозе искоса следя за каждым моим движением, от напряжения витавшего в воздухе меня словно парализовало, тарелка просто посыпалась с рук. Есть такие люди от них такое напряжение в воздухе, что беги прочь и подальше.

Всю картину наблюдали все вокруг. Я убрала все, что упало. И хотелось слинять куда-нибудь подальше. Кое-как мы отобедали. Свекр не стал обедать с нами, он удалился к себе в комнату и ждал пока мы уйдем куда-нибудь.

Днем мы поехали с Нэйди в гости к родственникам. Провели несколько часов дома у Жандиры. Потом в дом к Донне Доре, там тоже были разговоры, кофе. Казалось, как отрывок из романа “Онегина” разговоры в деревне все о псарне, соседях, варенье и прочих делах…

В гостях у Доры, она спросила как мне на новом месте и как меня принял Жозе, по моему лицу она сразу все поняла, и предложила мне остаться у нее дома, чем в доме у Нэйди.

Нэйди сама видела, что ее муж не особо старался скрыть свое негативное отношение ко мне. Но она верила, что это пройдет. Я обычно не жду по сто лет пока “рак свиснет на горе” принимаю решения быстрее, я сразу приняла этот вариант без колебаний, тем более, что мы раньше останавливались в доме Донны Доры, она была женой брата Нэйди.

Вечером я узнала, что Жозе такой трудный не только со мной, но даже с родственниками он всегда был в сложных отношениях. Поэтому ничего удивительного, что его ревность к внуку доминировала все человеческие отношения и он неприязненно воспринял мой приезд, хоть изначально сам пригласил нас.

Нэйди удивилась, что я всё поменяла, но понимала, что это лучше, чтобы обстановка в ее доме не накалялась от ее мужа. Мы съездили к ней домой, за 15 мин я собрала свои вещи, которые только вечером разложила в шкафы. Однако покинуть место, где мне не рады было приоритетом, свекра не было дома и он не знал, что мы съезжаем оттуда.

Мы уехали со свекровью отвезти мои вещи в дом Доры, оставили у Нэйди немного сменной одежды для ребенка, он проводил здесь половину дня с дедушкой и бабушкой.

У Доры я была всегда чудесно принята. А вечером Жозе вернулся домой и обнаружил пустой дом. Там не было ни меня, ни внука.

Несколько дней мы жили у Доры, радовались каждому утру, общению с ней, душевным разговорам, также Лео, ее муж, был полной противоположностью свекра. Очень открытый, теплый, добрый человек. Играл на гитаре и пел серенады, когда были гости и шашлыки с пивом на его ранчо за городом у реки Сан Франциско.

Малыш в какие-то дни ночевал дома у свекрови, какие-то дни просился оставаться на ночь со мной, поэтому дни были спокойными и праздными. По истечение первой недели в деревне я стала задыхаться от праздности, которая стала давить на меня от повторяющейся рутины и постоянного ощущения однообразия дней. Дора хотела, чтобы мы остались дольше, но я приняла решение, что злоупотреблять гостеприимством нехорошо.

Свекровь повторяла, что нам стоит остаться в Три Марии на все оставшиеся месяцы в деревне и перестать платить столько денег за квартиру, а здесь у меня есть и кров, и семья и еда, и малыш в полной заботе. Это все прекрасно. Однако мне нужно было движение, а я была как курица в клетке. Ни туда, ни сюда. В городе кроме них я никого не знала. Пойти без них никуда не могу. География улиц тоже не знакома. Я была все время прикована к дому и не знала, чем заниматься кроме учебы и работы. А хотелось движения и свободы.

Было принято решение вернуться в Белу Оризонти вместе с малышом. Неделя отдыха в Три Марии в доме Доры и Лео были более чем хорошим отдыхом от моих городских будней.

За день до возвращения в город, мы провели семейные посиделки на ранчо Лео и Доры. Все дни пока я жила у Доры дома, Жозе ни разу не показался и не общался со мной. А тут, я была с сыном, Лео, Дора, еще родные. Но там не было Нэйди и свекра. И тут мне пришла смс-ка от свекра, он просил прощение за свое поведение, за то, что плохо принял меня и просил вернуться к нему в дом. Я приняла извинения, простила, но возвращаться не стала. Поезд ушел, вокзал остался.

Через час-два, на ранчо приехала машина Нэйди, приехал свекр и Карол. И потом еще родственники пришли. Малыш бегал по саду с деревьями, а Лео, который очень любил его и принимал словно сына, все время помогал ему знакомиться с фруктовыми деревьями. В какой-то момент ребенок залез по стремянке на дерево с гуавой и сорвался оттуда наземь, поранил весь живот, ора было …

Текла кровь, но все закончилось нормально, хоть боевые следы оставались с ним долгие месяцы как метка “работа с деревом гуавы”. Так он учился сбрасывать фрукты с веток.

День прошел в семейных разговорах с шашлыками, барбекю, пиво, и обед был в огромных кастрюлях. Столько риса, мяса, салатов, всяких блюд, словно на целую армию. Ближе к вечеру, когда солнце собиралось садиться, мы решили прогуляться и пошли к берегу реки, там где иногда стояли моторные лодки рыбаков.

Удачно попали. Были рыбаки и были лодки. Заплатив им деньги, они взяли нас прокатить по широкой реке Сан-Франциско. Нэйди сидела в середине с внуком, а я на носу лодки снимала фотки. Красивые пейзажи, прекрасный закат, водная гладь в солнечных бликах.

Это была последняя ночь перед моим отъездом утром. Заранее пришлось узнавать как будет решаться вопрос на автовокзале, чтобы меня пропустили выехать с ребенком, поскольку в Бразилии нужно разрешение отца, когда мама путешествует с детьми и авторизация отца должна быть представлена документально.

Анжело отправил сканнер авторизации через почту и мы распечатали ее, чтобы можно было купить билет ребенку и никто бы не задержал нас на входе в междугородний автобус до Белу Оризонти.

В тот последний вечер, когда все уже напелись песен и никто не мог больше есть шашлыки и пить пиво, я порядком устала от пустой праздности, сказала Нэйди, что мне надо собрать вещи и принять душ, автобус был рано утром, хотелось нормально подготовиться.

Сначала она собралась отвезти меня вместе с ребенком, а потом решили, что лучше, если последнюю ночь перед отъездом он проведет с ней и Жозе, чтобы они пообщались. Она отвезла меня к Доре, и я собирала вещи. Малыш ночевал у них. Утром она приехала рано. Мы успели заехать попрощаться с ее родителями.

Нэйди сказала, что Жозе был опечален, что мы уезжаем и сожалел, что не смог нормально нас принять. Как говорится, дело сделано, что плакать над разлитым молоком?

Приехали на автовокзал и купили билеты. Легко не было, в билетной кассе к нам все равно придрались из-за каких-то нюансов, чего-то не хватало в документах. Пришлось звонить в Белу Оризонти и уточнять всё с Анжело. После прений билет для ребенка нам продали. До отъезда было еще минут 15. Нэйди сказала, что Жозе отказался ехать на автовокзал прощаться, чтобы не расстраиваться.

Однако пока мы зашли в вокзальное кафе и купили по кофе и сырным булочкам, вышли поесть на улице, на солнце, тут внезапно появился Жозе с фруктами, которые он принес для внука. Последние минуты перед посадкой дедушка провел вдвоем с внуком, уединившись, он ходил с ним на руках вокруг автовокзала, что-то говорил ему, и они вели “свои” беседы.

Пришло время, мы простились, сели в автобус. Ребенок сел у окна и мы уехали. Возвращение в город было без происшествий. Пару раз выходили подышать на улицу, когда автобус отдыхал по 15 минут у кафетериев и стоянок для автобусов. День прошел весь в дороге. А по приезду в город я столкнулась с тем, с чем обычно сталкиваться не нравится.

Автовокзал в Белу Оризонти находится в центре города и является злачным местом. В части, где находятся кассы нормально, а внутри где залы ожидания, кафешки и магазинчики всегда ошиваются странные личности, и обычные люди (пассажиры) должны держать ухо востро, поскольку можно лишиться всех вещей, или стать жертвой какого-нибудь попрошайки, который начнет громко рассказывать какой он бедный и несчастный, выпрашивая деньги на еду. Я избегаю таких мест.

Когда мы вышли из автобуса дело шло к вечеру и было две больших тяжелых (или три..) сумки. Было тяжело идти со всеми сумками на “горбу”, и еще следить ребенком, который уже устал от поездки и как водится начал выдавать капризы в виде “я не пойду с тобой”, руку не дам, или надуться и застрять посреди дороги.

Нужно было взять такси. Но, чтобы выйти на улицу в зону, куда подъезжали такси, нужно было проделать огромный путь через всякие подземные туннели вокзала, эскалаторы, лестницы и залы. В какой-то момент к нам подошел молодой человек и предложил мне помочь поднести сумки.

Без задней мысли я согласилась и особо не знала куда идти на выход, поэтому он был также и проводником. Когда мы были уже близко к выходу я решила поблагодарить его и расстаться на этом. Однако видимо он помогал из своего интереса. Он спросил могу ли я заплатить ему за помощь. Я не могла ему помочь, поскольку у меня было денег в обрез только на такси до дома. Так и объяснила, что у меня только деньги до дома доехать, помочь нечем. Он быстро испарился.

В Бразилии очень популярно такси UBER, которое фактически вытесняет с рынка городские такси из-за своей доступности через мобильное приложение, цены ниже, чем на обычном городском такси. Шла жесткая борьба между ними.

Перед отъездом, Нэйди дала мне визитку водителя такси UBER-а, который был ее племянником, жил в Белу Оризонти и работал водителем такси. Нужно было ему сообщить по whatsap, что я подъезжаю и он приехал бы за мной к автовокзалу, деньги на такси она дала мне в дорогу, поэтому все было без проблем.

Я связалась с Алиссоном и он приехал к выходу, как раз у выхода с автовокзала. Нам не нужно было выходить за пределы автовокзала, поскольку вся привокзальная область пестрит опасными местами, кроме странных бродяг, которые бродят около автовокзала, там неподалеку также был район с публичными домами, всякие опасные закоулки. Я в такие места не сую свой нос ни днем, ни ночью. Там можно схоронить кости или попасть откуда не выберешься.

Мы уехали оттуда и вскоре ехали по району, где мне было спокойно и как будто “свое родное”. По дороге разговаривали с Алиссоном и по приезду я заплатила ему, он был рад помочь. Малыш забунтовал, ему позарез понадобилось вернуться в деревню, из такси он отказался выходить. Мне пришлось сначала выносить вещи, относить их в здание, в это время Алиссон дежурил у машины и пытался “вытащить” ребенка с заднего сидения, а тот упирался, не желая покидать салон.

В итоге он достал его, тот начал истерику и кое-как мы отнесли его в квартиру. Дома сын устроил истерику пуще прежнего, а вечером после душа и молока с бананами, он переменил гнев на милость и успокоился. Так мы вернулись в город и мне стало легче, что я никого не напрягаю и нет давления на меня.

После возвращения из Три Марии, Гилерми (1″) и я договорились свозить наших мальчиков в парк в районе Буричис. У парка было длинное название Parque Aggeo Pio… дальше не помню. Это было невероятно здорово. Он приехал на машине, сзади сидел его сын Бернарду на пару лет младше моего, и я посадила сына рядом с ним сзади, а сама села спереди. Картина маслом, едем вместе, а сзади наши дети. В парке мальчишки быстро нашли общий язык, бегали, резвились, развлекались на все лады. Мы щелкали фотки. Играли с ними.

Языковая разница не помешала им общаться, тем более, что после частого пребывания у бразильской родни, мой сын все чаще говорил фразы на португальском без акцента. Было страшно, чтобы не повторить то, что было в первый раз при возвращении в Россию.

Сентябрь 2016: Завершение связей

Так пришел сентябрь. Прошел день рождения сына, который мы отметили вместе с его папой, Лореной и другими друзьями Анжело в ресторане в дальнем районе от моего дома. Малыш играл с детьми на детской площадке внутри ресторана, бесился на воздушном замке и был мокрый, как суслик. Задул свои свечки и встретил 6-летие в Бразилии.

Когда вечер подходил к концу, Анжело сказал, что хочет еще остаться в ресторане с друзьями, а меня предложил отправить вместе с его другом Гилерми, который тоже уходил и был на машине, и жил в том же регионе, что и я. Гилерми (3″) взял меня и еще пару человек в машину. Сначала по дороге вышли эти друзья.

Позже мне пришлось пересесть на переднее сиденье. И мы разговорились. Я думала, что он высадит меня где-нибудь на моей улице, но он решил отвезти меня прямо к воротам дома. За полчаса я узнала о нем много интересного. Он занимался строительством двухэтажных домов в другом небольшом городе и продавал их. Строительство и продажа недвижимости.

Когда я выходила из машины, Гилерми спросил мой адрес и привез к дверям. Я поблагодарила и вышла из машины. Он вышел вслед за мной и пошел до ворот следом, предложил проводить до самой квартиры. Но мне показалось это очень преждевременным и для первого знакомства было не нужно. Я сказала, что устала и мне пора идти, он понял негласное “не надо”, попращался и уехал.

День рождения сына

В середине сентября я собрала новую поставку кофе и мой компаньон по экспорту, Матеус, который иногда помогал мне то там, то тут, отвез кофе на отправку. Вопрос решили за полдня. Потом он играл с малышом в супермаркете и пил кофе у нас дома.

К середине сентября я заметила, что из моей жизни растворились несколько человек. После моего возвращения из города Три Марии, я пару раз встречалась с Гилерми (1″), и с Гилерми (2″) мы поехали ужинать с его друзьями Шику и Мари в ресторан на проспекте Конторну на Савасси.

Был классный вечер и столько интересных тем для обсуждения, не было только одного: наш интерес друг к другу совсем куда-то испарился. Вернее, для меня он был все тот же Гилерми, умный и талантливый. Правда, у меня не было рвения переходить на новый уровень. И он, был в нерешительности, мы потеряли ту нить, которая была в 2012 году. Не срослось. К концу сентября мне стало ясно, что я потеряла его.

Мы смогли назначить встречу, чтобы поехать в музей вечером, поскольку в середине сентября была “Ночь Музеев” в Белу Оризонти, можно было пройти бесплатно во многие музеи столицы. Мы собрались, однако в последний момент, я видела, что он как-то странно ведет себя, словно не нужны ему эти все музеи. Я переменила планы и договорилась провести вечер в компании друзей Матеуса, они взяли меня на пятничный вечер в бар, где помимо “мохито”, мяса и колбасок, я познакомилась с новыми людьми.

Когда мы были уже в баре, внезапно позвонил Гилерми (2″) и спросил жду я его или нет. Я сказала, что уже поменяла планы и уехала с друзьями в бар, однако если он захочет присоединиться и приехать туда, то было бы здорово. Дала адрес. Но видимо, он воспринял эту перемену планов не очень хорошо и отказался приехать.

Поехал домой к Мари и там провел остаток вечера с ребятами. После этого наши редкие беседы сошли на нет. А когда позже мы собирались встретиться в гостях у Шику, он сказал, что повредил ногу или руку и сидит в гипсе. Я поняла, что это отговорка, и мысленно попращалась с ним и отпустила. Самое лучшее, что можно сделать. Наверное, отпускать легче, когда не испытываешь привязанности к человеку. Этот тот самый случай, нежность была, привязанности не было. Поэтому как пришел, так и ушел. Я со спокойной душой пожелала ему всего наилучшего и отпустила из своей жизни.

А Гилерми (1″) накануне нашего общего дня рождения сделал интересный эксперимент надо мной, чтобы узнать остался огонь в углях или все потеряно. Продолжение следует