Моя история. Глава 29

Год Кролика, 2011

Наступил момент связаться с моим начальником, это было в первых числах января, 2011. Я нашла в себе силы написать е-мэйл, который вызывал во мне страх, что меня там уже никто не ждет. Пересилив это, я написала ему и получила вскоре ответ.

В ответе он сообщил, что ситуация в компании изменилась. Для начала проект, над которым велась длительная работа и переговоры накрылся и это вызвало много пертурбаций в компании. Он продал свою долю владения компанией и ушел из неё, этим можно было подвести большую черту о том, что если человек, пообещавший вернуть меня в фирму больше там не работает, соответственно меня туда никто не возьмет.

Погоревав об этих неожиданных новостях, я не стала долго сокрушаться, все-таки когда одна дверь закрывается, открывается другая…

Первые месяцы 2011 года были месяцами приятного материнства, я читала разную литературу, занималась самообразованием и стала вынашивать новые идеи для самореализации.

С Анжело и его родней мы общались по скайпу, высылала ему фото малыша. Всё шло своим чередом. Поднялась тема возвращения в Бразилию, но при условии, что у нас должен быть свой дом, а не жить у свекров и ждать пока всё взорвется под одной крышей.

Я понимала, что вернуться будет непросто, хотя бы потому что мне нужно сориентироваться, как будет вопрос жилья, отношений в браке, личных отношений с Анжело, его отцом и мамой, что будет с малышом и как я смогу совместить это с новым трудоустройством и главное в чем я себя найду. Ведь я была без диплома и ВУЗ мне только снился.

Регулярно просматривая билеты в Бразилию, начала прицениваться чтобы лететь весной. В этот раз всё было иначе. Родители Анжело за эти месяцы, пока я была с ребенком в РФ присматривали дом для нас, купили домик в рассрочку. Район был недалеко от того, где мы жили с ним раньше. Рядом с проспектом Антонио Карлос в северной части города. Однако я не видела фоток дома, там требовался ремонт.

Когда условие о наличии дома было выполнено, стало ясно, что оставаться в России не придется и нужно ехать обратно. Я не могла понять хочу я туда или нет. По одной причине: я не знала что за будущее ждет меня там, и с человеком, с которым мы пытаемся строить семью на руинах прошлого, только ради ребенка мне пришлось принять решение дать еще один шанс нашему союзу.

В этот раз моя мама ехала со мной, поездка втроем. Я, мама и малыш. Если у вас есть малыши, то знайте, что до 2-х лет авиабилеты для них в половину стоимости. От 2-х лет 100% цены за билет.

Я постоянно отслеживала разные варианты рейсов, благо сейчас полно различных сайтов, сервисов, которые автоматически ищут по вашему маршруту лучшие цены, рейсы и билеты.

В течение этих месяцев мы делали все прививки малышу, ввели кашу в прикорм и он был без ума от маминого молока, поэтому я превратилась в его “коровку”. В марте оплатили билеты, рейс был через Люфтганза, Мюнхен, и в Сан-Паулу пересадка до нашего города.

К тому времени уже давно работал закон про безвизовый режим, поэтому маме и малышу не надо было ни о чем беспокоиться в отношении виз. У мамы был билет обратно через 3 месяца. В планах она познакомится с семьей, поможет нам на новом месте (новоселье), поможет с малышом пока я ищу работу, пока войду в рабочую колею, и потом она вернулась бы в Россию, по закону только 3 месяца можно без визы. За три месяца нужно успеть оформить бразильское гражданство для ребенка, он становится в этом случае гражданином мира (России, Бразилии и свободным ходом по Латинской Америке и Европе, поскольку в Европе и Латинской Америке к бразильцам отношение как к миролюбивой нации, у которой нет военных целей, не агрессоры они (как на нашей стране это клеймо), поэтому им свободно можно выходить из аэропортов хоть в Испании, хоть в Италии, Париже… страны Шенгена для них открыты.

Билеты были на последнюю неделю апреля и мы готовились к поездке. Купили маме чемодан. Обновили одежду. Бабушка переживала,что мы всем скопом уедем надолго.

В день отъезда как обычно собирались в припрыжку и еле успели на поезд. Единственное, что сохранилось в памяти, это как я бежала по платформе в ужасе, что поезд отойдет, а мама с малышом бежали сзади. Я подбежала к ближайшему проводнику и объяснила куда наш поезд, стали спрашивать билеты и пока я тут объяснялась (не у своего вагона, а у какого-то неизвестного по счету), мама уже была на подходе (вернее, подбеге), со мной был мой чемодан, с ней ее, и кенгуру с ребенком. Запрыгнули не в свой вагон, чтобы только не остаться без поезда. Потом пришлось ползти через кучу вагонов со всем имуществом, пока шли сначала через коридоры до своего вагона, а потом еще через весь свой вагон, с двумя громадными чемоданами, ручной кладью, и кенгуру.

Всё сложилось слава Богу. В Питере у нас было всё по схеме и отличалось только тем, что теперь мы летели втроем. Первый перелет был 3,5 часа до Мюнхена. Там было часа 2-3 поболтаться, а далее перелет в Сан-Паулу, малыш вёл себя нормально, хоть и были моменты капризов, ему было около 9 месяцев, он был готов для перелетов.

Маме тоже всё было по кайфу, можно констатировать благополучный перелет. Ребенка кормили из своих блюд, и его основной рацион было мое молоко.

В Бразилию прилетели по времени и оставался перелет 1 час до Белу Оризонти. Если бы не было меня, то навряд ли мама так просто сориентировалась, так как знание языка это ключ ко многим дверям.

Прилетели в Белу Оризонти, получили наш багаж и вышли к семье Анжело. На выходе нас встречали с радостными криками, визгом, писком, чуть ли не с хлопушками, это было не к месту, потому что первое желание это рухнуть и успокоиться, однако у родственников было настроение для праздника и салюта, чего не скажешь о нас измученных перелетами и пересадками.

Анжело накупил в свой приезд в Россию кучу футболок для всех с символикой России, СССР. Все были с флагами при встрече у аэропорта, словно сборная России прибыла к ним. Анжело был с огромным флагом на плечах, так что замаскироваться не получилось, всем было ясно откуда мы.

Дорога домой из аэропорта пролетела быстро. По выходу из аэропорта в нос попал столь знакомый и родной запах Бразилии. Ее незабываемый тропический воздух, отдающий жарой и пирожками с сыром. Я себя почувствовала на своей земле снова, на второй родине, можно сказать.

Мы приехали в дом свекров, ребенка начали всем и всюду показывать, бедняга не был готов к такому огромному потоку людей, визгов счастья и сначала впал в ступор, а потом начал плакать. Бабушке Нейди пришлось с ним не сладко, так как весь ее напор любви малыш просто не мог вынести, для него это все было слишком много, слишком шумно, много народу вокруг.

Первый душ, куда его сразу отправили, он еле перенес, разревелся и успокоился только у груди. Потом был чудесный обед , полная скатерть-самобранка и куча разных блюд, лазанья и всё, что только можно представить. Маме было туго из-за непонимания речи и я вдруг на 24 ч превратилась в переводчика синхрониста, причем в режиме, когда люди говорят, не ожидая окончания речи другого, и мне приходилось переводить без конца диалог, обед был не пойми зачем, я только “переводила” и всё.

Первый шумный день приезда закончился, подарки из России были вручены. Все были довольны и распределены по комнатам, комнат в их квартире было с избытком, кроватей тоже. Поэтому никому не пришлось спать на раскладушках.

Мой “котик” еще долго привыкал к новому месту. А мама хотела со всеми общаться, но не хотела прилагать усилия, чтобы выучить хоть что-то на португальском, приняла как данное, что я всегда под боком и переведу всё, что надо.

На следующий день мы пошли обходить окрестности и парк, маме, не видевшей ничего такого всё было интересно и безумно любопытно. А мне нет, поскольку я ко всему этому была привычна, словно по сотому кругу.

В воскресенье была католическая Пасха и нам вручили огромные шоколадные яйца из молочного шоколада. Пир живота что называется “пока не слипнется”.

Дни прогулок и знакомства с интересными местами для мамы были прекрасны, но мы то и дело ссорились на почве того, что она не понимала их традиций, я пыталась объяснить, в итоге мы цапались.

В течение первой недели Анжело отвез меня в дом, купленный для нас, побыли там пару часиков. Это был не совсем то, о чем мечталось, однако при приложении рук можно было сделать его уютным. Всё казалось эстетичным.

Через пару дней мы переехали. В детской комнате поставили кровать для мамы и кроватку для малыша, а в нашей была двуспальная, небольшая гостиная, кухня, выход на “зону уборки-стирки”, туалет с душем, выход на крышу-террасу, где можно позагорать на площадке, у черепичной крыши.

Новая жизнь началась нормально. Единственное, что стало вопросом в моей голове, что я живу не свою жизнь, пытаюсь украшать то, что бесполезно украшать, лишь попытка что-то устроить. Начался май и мы поехали всей семьей в Три Марии, мама познакомилась с толпой родственников, у малыша выходил первый зуб, все уже ждали этого, поскольку он постоянно чесал десны руками.

Мы попали на дачу (на постоянный дом) на фазенде Жозе и Нейди. Они обустраивали там всё долго и невероятно сколько средств вложили.

Маме всё нравилось. Она очень подружилась с Нейди. И они прямо породнились. Малыш был то с одной бабушкой, то с другой, все его кормили без конца. Все родственники были без ума от малыша и бесконечно муси-пуси и ми-ми-ми.

Мы провели неделю на фазенде. Недолго побыли в Три Марии и потом вернулись в город. Анжело ходил в университет. Я была дома с сыном, мама готовила утром завтрак и мой день всегда одинаково начинался с уборки дома, помыть пол, сварить кофе и тд.

Мы ходили по магазинам приглядывали ткань, чтобы сшить занавески из белой тюли, купили карниз. Нейди договорилась, чтобы кто-то из соседей поделился своей дрелью и помогли нам сделать несколько дырок в стенах и у окон. Мама сшила занавески на одолженной швейной машинке подруги Нейди, занавески для гостиной, в детскую и в спальню. Почти каждый день я и мама поочередно ходили загорать на крыше. Стали шоколадными.

В мае было холодно по вечерам и ночам. Днем в доме (он был в тени) очень прохладно. Мама и я ходили в свитерах толстовках, и только выходя на крыльцо, можно было почувствовать тепло.

Мама пробовала все фрукты какие только можно и сходила сума от манго. Потом пришла очередь наслаждаться папайей, авокадо, пинья и др. Потом всё наскучило, стали делать смузи. А потом как-то раз мы купили бразильскую тыкву и всё. Она вошла в рацион надолго, ее очень трудно чистить, корка просто жесть толстая. Темно-зеленая и внутри оранжевая мякоть, которая тоже как кирпич, жесткая.

Варить и тушить надо минут 30, и можно получить кучу разных блюд, тыквенную кашу с молоком, можно тыквенное рагу с другими овощами, можно пожарить тыкву в масле, просто потушить с маслом и зеленью. Вообщем мама у меня превратилась в домашнего кулинара специализировавшегося на тыкве, которая полна бета-каротина, что еще больше помогало нам быть загорелыми даже бразильской зимой.

В мае Нейди организовала всем поездку в одно из интересных мест, куда хотел поехать Анжело, поскольку там проходил турнир по капоэйре, его любимый вид спорта, который он некогда практиковал. Место вдали от Белу Оризонти, называется Серра да Лапа. Там были гроты и пещеры. Нам была забронирована гостиница на две ночи. Много всего увидено, услышано и много впечатлений. Там же я впервые увидела в живой природе у речушки настоящую змею, я была в таком шоке, правда мне на нее указала свекровь, когда она лежала на камнях, так бы я не заметила ее. Она сама пошла туда и стала ее “прогонять” то ли шуметь, то ли камнями греметь неподалеку от нее. Змея уползла.

Весь май были вылазки по разным природным местам Белу Оризонти, регулярные гастрономические веселья. Я не знаю, как мы не превратились в коровок на таком убойном питании. Однако возвращаясь домой, мы питались без излишеств.

В подробностях каждую поездку и прогулку нет смысла описывать, так как они не несли судьбоносный характер. Это были приятные дни, моменты, встречи, которые будут отображены в моих главах мемуаров в виде фотографий, которые передадут эмоции тех моментов, лучше тысячи слов.

Важные моменты, это те, которые отразились на моей судьбе, и именно на них я фокусируюсь.

Июнь мы по прежнему возились с преображением дома, я потратила невероятные для моего кошелька суммы на то, чтобы закупить несколько видов красок, базу, противоплесновое средство, валики, кисти и прочее – чтобы сделать красивым фасад нашего дома, который был самым последним внизу из цепи домов кондоминиума, обустройство домов шло сверху вниз, и наш был самый тенистый.

С соседями мы быстро подружились, они сказали, что до этого в этом доме жила ленивая женщина с сыном, которая не следила за домом до такой степени, что тараканы не выходили с ее дома.

До нашего переезда, этот домик был в страшном виде и все сторонились его, видимо за неуплату счетов она была вынуждена продать дом и съехать. Я и мама пытались сделать из дома конфетку. Но у него было полно проблем, они вылезали без конца. То проблема с трубами в стиральной зоне, трубы канализации тоже были загрязнены и плохо проходили, сантехников и прочих плотников постоянно приходилось вызывать, и если бы не свекровь, то я даже не знаю как бы мы там жили. Она всё решала с кем и когда будет.

Договорилась о том, что ее родственник, токарь, режущий мебель на кухню под заказ, сделает нам по меркам кухни шкафы. Моя мама тоже сделала нам хороший подарок, за 1000 реалов мы купили хорошую (по их меркам) стиральную машину на 8 кг. Как я уже говорила в одном из постов, стиральные машины в Бразилии в 99% случаев – это стиральные машины с крышкой сверху. Стирают в холодной воде, часто плохо отстирывают, поэтому порошки и все средства для стирки раза в 2 агрессивнее, чем в России.

С ходом времени мы с мамой перестали ссориться, хотя это явление для нас естественное, мы слишком разные, по-разному видим мир. Близнецы и Девы из разных миров. В нашем случае это радикально. То, что вижу я, она не видит. А то, что я не вижу, она видит. Коса на камень частое дело.

Малыш всё больше включался в бразильскую жизнь. Мы стали приучать его к ходункам, горшку и прочие прелести детства. Мама была в этом периоде лучшей бабушкой и няней. Нейди приезжала постоянно и сюсюкала внука без конца.

Вопрос с оформлением свидетельства о рождении для Бразилии у малыша стоял ребром, так как билет на возврат в Россию у него и мамы был на конец июля. А это значило, что если его документы не решатся, то он обязан покинуть Бразилию вместе с ней. Куда мы только не ходили, по каким инстанциям не бегали, отдали деньги за официальный перевод свидетельства о рождении с русского на португальский у пожилой уважаемой переводчицы Антонии, которая жила в дорогом районе Крузейро. Она была очень пожилой. И мы к ней поехали получить перевод с ее подписью и печатью, все по прайс-листу. Ее квартира была примером антикварных домов, прежней Бразилии 80х годов.

Столько старых и редких на 2011 год вещей мебели, украшений, картин и прочего. Моя мама была в полном восторге и очаровании этой женщиной. Столько разговоров о прошлом, о нашей стране. Ее библиотека была полна старых книг и двд-дисков с русскими классическими фильмами, как “Служебный роман” и др. Она хорошо понимала и знала русский язык. Это было так приятно. И слушать ее тоже было очень приятно. Ее русский хоть и был с акцентом, но ее достоинство как пожилой мудрой женщины с таким огромным багажом опыта и знаний просто приковало нас к ней.

Не знаю жива она еще или нет. Но она пригласила нас выпить с ней чаю, если будем как-нибудь поблизости еще. Правда в 2016 году я не смогла дозвониться ей, хоть и хотела повидаться, только Бог знает как она.

Однако даже официальный перевод с печатями и прочими бумажками особо не помог нам получить документы в загсе на гражданство ребенка. Измотавшись и потеряв всякую надежду, мы ходили в федеральную полицию, пытаясь найти выход. Но выход был последний и единственный это ехать в российское посольство в Рио де Жанейро…

Продолжение следует…