Моя история. Глава 19

Оуру Прету

На утро я проснулась рано и в комнате была кромешная темень, а за окном, вернее, за плотными ставнями 19 века было уже солнечное утро. Я решила открыть ставни, но не рассчитывала, что ослепну.

Поэтому пришлось открывать по одной. Анжело не хотел вставать. К нам в двери постучали и сообщили, что завтрак готов. Мы собирались провести тут день, к тому же чтобы вернуться к себе еще предстояло ремонтировать машину.

Вид из окна был чудесный, на городскую улочку, выложенную каменной кладкой. Вид на церкви и природа, люди, всё без стресса.

Позавтракали и пошли на прогулку. Смеялись над вывесками общежитий, как общежитие “Медсестры” или “Кошки”, “Скорая Помощь”, и похожие в таком духе.

Гуляли долго. Потом вернувшись дело было к обеду. На обеде было много народу, видимо те, кто там жили. В какой-то момент Пабло позвал меня к себе побалякать в его комнате и показывал свои фотки в России.

Потом мы были на крыше, террасе, и смотрели стену внутри двора, расписанную граффити с животными в непристойных видах: подтверждение, что здесь общага “Зоопарк”.

Позже Анжело позвал одного из друзей Пабло помочь ему посмотреть машину, и они чинили ее прямо около дома. Проблема была с аккумулятором. Но как-то починили ее, доехать домой должно было хватить.

Перед отъездом из “Зоопарка” мы со всеми тепло попращались, поехали, останавились у центральной площади и зашли за сувенирами для родных в России. Зашли в кафе и пили капуччино. Смеркалось, мы уехали в свой город. Приехали домой вечером. Алиса нас ждала, бардаку наделала. У меня вечерок выдался гимнастика с аэробикой: разбор дома и сумок.

В мае я встречала Гилерми пару раз, ходили поболтать и провели время до самой ночи вместе. Ходили в кино и он привез меня домой.

Все говорило мне о том, что я хочу увидеть свою семью в России, в планах было съездить на месяц в июне и вернуться дальше готовиться к поступлению в университет.

Без малого мы были уже год с Анжело вместе, я понимала, что мне нужна пауза от этих уз, которые совершенно меня испортили в плане личности. Я себя не узнавала и мне была чужая та девушка, в которую я превратилась из-за замужней жизни.

Сборы в Россию

Билет был заказан на середину июня 2009. На курсах хоть я пыталась добиться, чтобы меня не закрывали, но пришлось отступиться от них и не платить зря. С Фелипом мы больше не общались и он перестал ходить на занятия в мае.

У меня была дорога впереди: к маме в Россию. Пусть на месяц, этого должно хватить переосмыслить мою жизнь и решить, что делать дальше. Анжело оставался по уши в долгах, которые накопил своим расточительным отношением к деньгам. Алиса должна была провести “каникулы” в доме свекрови, деля крышу с их котом Жибаном.

Я проводила последние дни в Белу Оризонти. Билет был выкуплен. Хотелось улететь, положить голову под крыло, снова стать маленькой девочкой, где нет ни хлопот, ни забот, ни взрослой жизни. Хотелось домой и забыть всё что было. Нужен был перерыв. Я понимала, что дальше не могу жить с Анжело, но уйти было некуда и не было сил, ни средств. Финансовое состояние дел шло так худо, что мы едва сводили концы с концами. Мои сбережения я почти все растратила на счета дома, обучение, еду, кошку. Мы жили в основном на то, что приносил Анжело и помощь его мамы.

Часто бывало, что у нас были деньги только на обед в местном ресторанчике, где берешь по весу на вынос горячую еду. Я люблю простую пищу, без претензий.

Поэтому чаще всего, когда мы готовили дома это была паста под соусом. И салат из овощей с оливковым маслом. Традиционные обеды ели дома у его мамы. Часто брали обеды на вынос. Это было недорого.

В начале июня я навестила моих подруг Этел, Изольду, Лиди, Фабрицию и других. А еще в тот день, что я последний раз пошла на массаж к Изольде, я была рядом с домом, который стал мне первым домом еще год назад…

Дом Гильерми был через дорогу от дома Изольды. И я боялась здесь показываться, поскольку меня здесь все знали и как обычно “на роток не накинешь платок”, не хотелось давать повод соседям сплетничать. Я всегда приходила, когда темнело, или когда на улице было безлюдно. Но даже в этом случае, судьба посылала мне навстречу кого-нибудь кто был или знакомым, другом, соседом семьи Гильерми.

Изольда же стала навсегда моим “почти ангелом-хранителем”, она была всегда добра, точна во всем, и на Пасху подарила мне необычное яйцо. Ее настоящие корни уходили в штат Рио Гранде ду Сул, что на юге Бразилии, и на самом деле ее прабабушки и дедушки были из Германии, вероятно мировая война 40х годов всех разбросала по миру в поисках спокойной жизни…

Поэтому она несла в себе некоторые традиции немецких кровей. И подарила мне яйцо, с виду обычное куриное, но потом объяснила как его есть. Оказалось, что каким-то чудным способом содержимое сырого яйца высасывается и потом в пустое яйцо заполняют перемолотым обжаренным арахисом с сахаром, подобие рассыпчатой арахисовой халвы. Закрывается яйцо, и дарится тому, кто дорог. Я никогда такого не получала и была рада, что Бог посылает на моей дороге хороших людей. Иначе я бы давно сгинула в Бразилии без поддержки и помощи людей, которые мне желали добра и помогали.

Изольде я обещала вернуться через пару месяцев. Взяла ее телефон. И мы расстались вечером после массажа. У нее в доме жили девочки, которые также приезжали сюда на год-полтора, чтобы отказаться от удовольствий этого мира и посвятить себя служению Иисусу Христу. Могу сказать, что заходя даже за калитку ее двора – было нереальное ощущение покоя, мира и гармонии, которое словно растворяло за оградой весь суматошный бразильский мир обычной жизни со всеми ее грехами…

Выходя от нее я всегда ощущала невероятный мир в душе. Словно очистила карму, или проще говоря напиталась какой-то чистой энергией, словно пчела на душистом цветке набралась сладкой пыльцы. А также Изольда была мне почти исповедником, я ей рассказывала очень многое из своей жизни, и в кратце спрашивала что нового она знает о жизни Гильерми и его матери, поскольку все же они мне не были чужими людьми, и я чтила память о проведенном с ними времени.

Это было 10 июня, когда я последний раз была в районе, где жила Изольда и Гильерми. Покупала подарки для мамы и бабушки. Закупала пачки бразильского кофе для семьи и друзей. Бразильский шоколад и фрукты. Одежду местных рукодельниц.

Последние дни перед моим отъездом мы почти не ругались с Анжело. Жили мирно и спокойно. Он был немного расстроен моим отъездом. Хотя наверное тоже тяготился нашим положением, осознавал насколько сложно ему будет расплачиваться по долгам.

16 июня 2009: Улетаю

Мой билет был на раннее утро, часов 7-8. Я собирала чемоданы заранее, когда он был на работе. Весь день мои сумки заполоняли всю гостиную и я ходила взад и вперед, рассуждая что мне надо с собой, а что не надо. А вдруг я не вернусь сюда? К тому времени у меня накопились некоторые пожитки вещей, которые невозможно возить за собой, разве что просто оставить. Бесчисленно я возила за собой книги и тетради туда-сюда, как ездила по курсу Бразилия-Россия.

Провела за сборами весь день и вечер. Но все было собрано. Сумок как всегда было много. На рассвете приехала его мама. Мы ночью спали мало, не спалось, волнение от неизвестного будущего тревожило и его, и меня. Он не знал, что будет с ним дальше. А я не знала вернусь я в Бразилию или это уже конец моего пути по этой земле.

Мы заснули после долгого разговора часа в 4 утра. А в 6, его мама была у нас дома. Алиса жила своей обычной жизнью. Я беспокоилась за нее, хотя знала, что у Нэйди, ей будет хорошо.

Медленно, но верно мы спустили мои чемоданы к машине. Анжело ворочал их. Мы носили сумки. Погрузились. Я попрощалась с домом, который мне не было суждено увидеть никогда больше. Поскольку уже было известно, что реальный собственник дома решил поднять на него съемную аренду, и Анжело было больше не по зубам платить такие деньги. Это означало, что когда я уеду, вскоре он тоже съезжал оттуда. Я попрощалась с моей персиковой гостиной, со всем, чем я так сроднилась. Я была счастлива здесь. И не счастлива была тоже. Здесь было столько всего, что я потеряла счет воспоминаний…. Всего за 1 год словно целая жизнь..

С годами я учусь отрывать свое сердце от прежних мест, чтобы дать место новому. Новый этап, переход. Мы без проблем ехали в аэропорт. Вела его мама. По дороге мы немного шутили. Когда на горизонте показались здания аэропорта, сердце ёкнуло, словно с испугом: А что дальше ждет?

Страх, что не вернешься. Страх, что все пойдет не так в жизни… Пока ты здесь, твердо чувствуешь почву под ногами, дышишь воздухом пальм и бразильских булочек и кофе, а рядом такой друг как Нэйди, ты не сомневаешься, что с тобой будет все хорошо. Даже, если не супер, то по крайней мере будет куда приложить плечо. А вот когда всё это уплывает из под ног. Ощущение словно висишь в воздухе без страховки…

Мы приехали на место. Пошли регистрировать багаж. Все прошло быстро и без проволочек. Я была рада, что провожать меня приехала моя свекровь, она тот человек, для которого мое сердце всегда открыто. Хотя я понимаю, что в любой момент могла потерять ее расположение. Сейчас она была рядом. И всё было в порядке.

Еще было время до посадки. Мы пошли в зал наверху, где открывается панорамная картина, на все вылетающие самолеты. Это печально видеть как самолеты улетают. Словно прощание. Вся картина была столь похожа на сцену из сериала Клон, где Лукас потерял Жади и провожал вылетающие самолеты из аэропорта Галеао в Рио…

Ностальгия и меланхолия в одном коктейле. Мы втроем стояли у панорамных окон, наблюдая за каждым последующим отъезжающим самолетом…Ожидая, когда объявят мой вылет. Анжело был заспанный. У меня было столько адреналина из-за поездки, что мне не хотелось спать. И вот пришел момент расстаться. Я попращалась с обоими. Погрустили, обнялись, поцеловались. Я не думала, что расплачусь. Эмоции настигают как волны, внезапно.

Я ушла на посадку. А он прислал смс-ку, что будет ждать меня обратно. Я ни разу не улетала отсюда без слез…

Перелет прошел по расписанию, прилетела в Сан Паулу. Провела там несколько часов. Пришло время сесть на следующий самолет. Я летела в Петербург, через Рим. Гуляла везде где можно, время пролетело быстро. И вот я уже лечу в Петербург, еще 3 часа и увижу маму…

Перелет для меня спокойное занятие. Ем и сплю. Я пыталась читать, но у меня сильно напрягается зрение и краснеют глаза, поэтому предпочитаю отдыхать.

Прилет был спокойный. Я забрала свои вещи и пошла на выход к встречающим. Мама ждала меня у полосы встречающих в Пулково. Я плелась, как обоз со своими огромными чемоданами. Зрелище для юмористов. Маленький ослик тащит свои пожитки.

В аэропорте с мамой был наш старый друг, моряк. Мы все пообщались и быстро стали собираться на вокзал. Поскольку нужно было успеть купить билеты на поезд. Тем более в Питере к вечеру в будни пробки и можно не успеть. Я прилетела уже под вечер.

Мы благополучно добрались до Ладожского вокзала, билеты на поезд были. Оставалось ждать своего часа. Мы скоротали их мимолетом, болтали без умолку. Вечер, перрон, платформа, вагон.

Потащились тихонечко к вагону. Мои отношения с мамой всегда были примерно одинаковыми. Сначала нам хорошо вместе, до той поры пока не начинается раздел власти, кому и что и как надо делать. Потом уже темпераменты лезут как коса на камень. Все заканчивается тем, что каждый отползает в свой угол.

Поезд был хороший. Летний день. Спокойный вечер, не жара. Однако приехав рано утром в свой город, Петрозаводск, я застучала зубами. Был туман и промозгло. Казалось, что и зимой и летом в Петрозаводске не бывает тепла. Я как старушка, стала брюзжать, что в Бразилии такого не бывало со мной. Приехала с нестандартными для здешней жизни привычками и традициями, которые вызывали в семье раздражение. На то, что я теперь не такая, другая. И Бразилия меня испортила.

Я видела, что мои сильные черты угасли, а слабые наоборот стали отравлять мне жизнь. Мне предстояло восстановить силы, интересы, мысли, жизненную позицию. Хотелось возрождения, как феникс из пепла. Я для этого и приехала. Возродиться, там где родилась.

Июнь, 2009. Продолжение следует…