Моя история. Глава 20.

Июнь 2009. Россия.

Все дни до конца июня были дождливыми, холодными. Я мерзла и ходила в бразильском пальто, которое едва меня скрывало от срывающего урагана. Мама постоянно меня бранила, тем, что я веду себя неподобая местности, словно в Бразилии. Чтобы не вызывать простуду, старалась особенно не вылазить на улицу пока погода не наладится.

За первой радостью прибытия, вскоре последовали две недели полные скандалов с мамой. Мы так разучились жить вместе, что теперь совместное житье стало просто несносным. Каждый уже воспринимал себя как суверенное государство и уступать не было мóчи, ни желания. Мы ссорились изо дня в день.

Наступил июль. Тучи рассеялись. Как на небе, так и в доме. Всё вошло в русло. Я занималась своими делами. Стала рисовать картины, которые обещала для кухни. У меня в Бразилии родилась идея на тему. И дома, с мамой мы все обсудили, я принялась за художество.

Долго ее мучила, картину, разумеется. Однако дело было сделано. Теперь на кухне висело две картины “Кофе” и “Апельсин”. Обе вписывались в колорит кухни.

В июле я стала ездить на дачу к бабушке. Сколько могла помогала. В будни мы иногда принимали гостей, у меня начался “бум” Шарлотки. Я пекла ее чуть не каждый день. И для гостей, и для своих, и просто так. Пока мой пыл не иссяк и интерес пропал.

В последних числах июня, я попала на праздник День города. Хотя я не поклонник таких праздников. Еще не отзвенели белые ночи, я застала лучшие моменты северного лета.

Мне хотелось пробыть в России до конца лета. А билет был на середину июля в Бразилию. Я решила, что нужно поменять дату. С помощью коррекции, мой агент Диего смог устроить для меня все дела, я заменила дату возвращения в Бразилию на сентябрь. Заменить дату не является подарком судьбы. На тот момент я заплатила 300 или 400 долларов за такую услугу.

Июль в России пролетел мимолетно. Дача, дом, солнце. Походы в лес за грибами. Озеро. Я словно вернулась в детство. Хотя уже не было рядом многих, кто был мне дорог и родим, но самые близкие были рядом. Это давало мне детскую безмятежность.

Я восстановливала силы. Анализировала свою жизнь с Гильерми и Анжело. И стала видеть то, что не видела до сего момента. Находясь там. Варясь в том супе, я не могла увидеть себя извне. А теперь делала это с холодным сознанием, ясным рассудком. Я поняла как много совершила ошибок. Всё обдумав и взвесив, я решила, что расстанусь с Анжело окончательно. Он был не для меня. Человек, который родился со мной в один день и был словно я сама. С другой стороны был полной моей противоположностью, которая испепеляла мои жизненные силы. Все интересы, все цели. После него, я осталась как на куче золы. Не осталось меня. Я стала его тенью, настолько, чтобы не ссориться.

Я решила сделать выбор. И сделала. Я вернусь туда. Но начну с чистого листа. Без него. Сама. С нуля. Мне предстояло научиться жить одной, не держась ни за чью руку…

Август: месяц безмятежности

Август месяц был полон разных событий. Было спокойное время. С мамой мы ладили. Я ездила за ягодами и грибами на дачу, собирали мы с бабушкой в лесу. Я с детства любила болтаться по лесу, слушать природу, птиц, хруст деревьев, шум листвы над головой. Любила ходить за морошкой, черникой, а осенью за брусникой и клюквой. По грибы обычно меня водили дед и бабушка. Сейчас я ходила только с ней. Поскольку мой дед перестал ездить на дачу по причинам здоровья.

В августе я решилась поговорить с Анжело, и объяснила ему свое решение. Он был в трансе и зол. Мы поссорились и расстались, как я и собиралась сделать. Я успокоилась. И он куда-то исчез на время. Я общалась с Гильерми по-прежнему, по-дружески.

Потихоньку вставал вопрос: кто будет меня встречать в аэропорту, когда я приеду обратно в Белу Оризонти. Почему-то выбор пал именно на Гильерми. Моего первого мужа. Он был рад предложению и согласился сразу встретить меня по приезду.

Вскоре я узнала, что Анжело съехал с квартиры и вернулся в отчий дом. Поскольку с финансами дела у него были совсем никуда, то ему только оставалось вернуться домой и зарплату пускать на покрытие своих кредитов. Алиса была дома у Нэйди. Анжело поселили в комнатушку, которая была чуть ли не чуланом. Это было решение его родителей, поскольку его комнату на тот момент занимала средняя сестра. А снова делать перестановку комнат они сочли неразумным, так как в свое время родители отговаривали его уйти из дома в поисках самостоятельной жизни. Он не послушал. И теперь его уже особо не ждали обратно. Поэтому он получил, что заслужил.

Дело шло к середине августа. Начало веять осенней прохладой, мы с мамой отправились обновить мой гардероб перед поездкой. Она купила мне пальто с капюшоном. То, что я хотела.

Наши с ним отношения были на уровне “как дела? – хорошо”. Нельзя было рвать мосты, ведь у него дома были мои вещи. И я хотела остаться в дружеских отношениях с ним и его семьей.

За месяцы, что я была дома у меня произошла смена рациона. И я заметила, что всегда теряю где-то 2 кг. А в Бразилии набираю их обратно. Я стала обдумывать варианты, где мне жить после приезда. Что делать? Как найти работу? У кого попросить помощи?

Пораскинув мозгой, связалась с людьми, которые меня не подводили. У Фабриции был дом. Родительский дом. Целое здание. К дому прилегал внутренний двор, и там была отстроена постройка, в виде маленького домика, по факту напоминало домик на башне, много ступенек и наверху домик. Одна комната, с ванной-туалетом. Без кухни. Жилое помещение. Когда-то родители Фабриции построили его, чтобы там могла жить сама Фабриция, поскольку она рассказывала были времена, когда она не могла ужиться с родителями, они решили построить это строение, чтобы она не уезжала далеко от них.

Когда Фабриция вернулась в отчий дом, то постройка стала пустовать. Они придумали сдавать ее студенткам, которые учились в госунивере (недалеко на автобусе, минут 10-15). Я вспомнила об этом и написала ей, что мне нужно будет снимать жилье после возвращения и если домик пустует, то я займу его по разумной цене.

Цена была разумная. Мама ее уже знала меня и хорошо относилась. Мы согласовали все детали. И теперь я знала, что будет крыша над головой.

Дальше я стала зондировать почву, узнать как я буду действовать в отношении работы. У меня не было работы официальной почти год. Я не знала, куда я смогу устроиться или что мне предложат, и будет ли это тяжелый труд или интеллектуальный. Вопрос был открытым и я боялась, что буду без денег.

Этел обещала помочь мне искать работу, когда я приеду. Мы собирались составить резюме и разослать его по ее каналам. Важно иметь надежного человека. Когда друг старше чем я, это надежный и верный друг, чем если ровесник. В моей практике было именно так.

Время проходило быстро. Я купила сувениры и шоколада для моих бразильских друзей. Анжело просил привезти ему Карельский бальзам и водку. Мы условились о цене, поскольку это недешевое удовольствие, а перевоз алкоголя муторное дело.

Когда я фактически распланировала все этапы возвращения в Белу Оризонти. Случилось так, что вечерком, мы болтали с Гилерми. И вдруг он выдал, что на днях познакомился с девушкой через сайт. Пообщался. Встретились. Всё было, и всё закрутилось серьезно. Собственно это не трогало меня, ведь я давно перестала думать о возможном восстановлении чего-либо. Поэтому я была даже рада это услышать. Однако дело приняло такой оборот, что мне стало не до радости.

Чем больше он с ней встречался, тем больше она узнавала обо мне. Вскоре увидела наши альбомы с фотками и всю историю романа. Заревновала, и взбесилась, поскольку стала его настраивать против меня. Повесила на меня всё, что только можно плохого. И он развесил уши и проглотил. Все пришло к тому, что он отказался меня встречать. И я уже была готова к этому исходу. Очень быстро дружеские отношения сошли к холодным и вскоре были разорваны.

Мы пообщались в последний раз, и я поняла, что это уже другой человек. Он не слышит ничего, что я говорю. А слушает только ее. Я перестала цепляться за наше доброе прошлое и поставила точку. Мы сказали друг другу “Прощай навсегда. Забудь” и все такое. Я отрезала этот кусок. Мой альбом с Гилерми навсегда остался в шкафу в России, как пройденный этап жизни. Как кусок паззла, который я разгадала, и оставила на полке пылиться. Вместе с ним я сохранила свое венчальное колечко, внутри которого было выгравировано имя Гильерми и его фамилия. Я окончательно рассталась с этим прошлым. Навсегда.

Теперь нужно было думать, кто меня встретит с моими чемоданами? – Анжело сказал, что обиделся, что я не позвала его встречать меня. Я быстро это поправила. Он был в курсе, что я буду снимать домик у Фабриции. Он был полностью зависим от дома своих родителей.

В голове я проиграла разные сценарии новой жизни “С нуля”. Без него. В душе надеялась, что Бог поможет и не оставит меня в трудный момент.

В конце августа мы сходили с мамой по старым друзьям. Всех навестили. Купили билеты и поехали в Питер в сентябре. Я должна была прощаться с моими бабушкой и дедушкой. Дедушка в этот раз не пришел на перрон. Он как-то угасал. Я видела это. Мне было больно, но я ничего не могла сделать. Он сам вредил своему здоровью.

Бабушка пришла проститься со мной к вагону, я думала не выдержу эту сцену. К тому же она принесла маленькую иконку девы Марии, и сказала, что это дед мне послал в дорогу, чтобы со мной все было хорошо. Так я снова уехала…

Утро. Питер. Вокзал. Аэропорт. Чемоданы, мама, Пулково. Опять мы сидим в зале ожидания. Длинный день. Пришел момент расстаться. Я впервые ехала ни к кому-то. Я ехала начинать новую жизнь одна.

Простились. Прослезились. Поднять голову, расправить паруса и идти вперед. Я постоянно держала в голове фразу, которая мне помогала в моменты уныния. То, что мне сказал мой дед незадолго до моего отъезда. Помню, как мы крепко обнялись с ним в их квартире. Я сказала ему, что очень-очень люблю его несмотря на то, какой он сложный человек. Я ощущала, что мне обязательно нужно это сказать..

Он был так тронут, что еще неделю повторял мои слова. Ведь раньше я почти никогда не говорила ему это напрямую. Он не знал как воспринимать столько эмоций с моей стороны, поцелуи в его небритые щеки. Признания, которые я раньше не делала. Прощение, которое просила за то, что была неправа в прежние годы. Я ощущала, что он угасает. Он сказал мне: Папилины никогда не сдаются! Я унесла это в сердце навсегда. И всякий раз, когда мне худо, и все валится из рук, дела из рук вон плохо я вспоминаю этот момент, его глаза в слезах и этот девиз. Я стараюсь не опускать рук.

Так прошло русское лето 2009. Я ехала в бразильскую весну. 22 сентября в Бразилии начинается весна. Всё расцветает. И жара с дождями возвращаются. Возвращение в Бразилию было как и вылет, через Рим. В этот раз не обошлось без приключений. Предвзятые полицейские, которые относятся с настороженностью к русским, летящим транзитом через Рим и без визы Италии.

Прилетев в Рим, всё было нормально до момента пока я не пошла искать свой выход на самолет до Сан Паулу.

Где-то посреди пути, я проходила паспортный контроль, итальянский полицейский решил, что меня нельзя пропускать дальше, так как у меня нет их визы. Туда летела всё было ок, а обратно виза понадобилась. Как я не пыталась ему что-то объяснить, он уперся и забрал меня в отделение, какие-то кабинеты посреди аэропорта. Привел, усадил на стул и сказал, что пока его шеф не придет сидеть мне не знаю сколько.

Часики тикали, время уходило. До отлета минут 40 . Но посадка начинается как раз за полчаса до вылета, и заканчивается также чуть раньше вылета. Я теряла драгоценное время.

Сам полицай вернулся на свой пост, дальше проверять туристов. А мне приказано было сидеть и ждать у моря погоды. Я то и дело выскакивала в коридор и просила его позвать начальника. Минут 10 наверное я “бастовала” суетясь между кабинетом и полицейской будкой, где они проверяют паспорта и визы.

Наконец, пришел его шеф. Сел за стол, посмотрел мой паспорт. Не прошло и двух минут как он сказал: свободна! А тот его подчиненный не компетентен. Я полетела на всех парах на свой вылет. Благополучно улетела в Бразилию.

В то утро в Сан Паулу было прохладно. Однако, когда я прилетела в Белу Оризонти, то ощутила что здесь жарко и душно. После выгрузки с чемоданами, собралась на выход. Выхожу и никого… Парадокс? Да нет, просто зная Анжело – это совсем неудивительно, что никого не оказалось на прилетной стороне.

Я стала тихонечко катить телегу с чемоданами вдоль зала. Где я только не была, а его не могла никак найти. Стала звонить ему на сотовый, но звонок попадал на автоответчик (caixa postal).
Решила подождать его вне аэропорта. Вышла на улицу. Наконец чудо появилось. Мы встретились. Обнялись. В щеку поцеловались. Он расцвел в улыбке и я тоже.

Каждый раз приезжая сюда этот необычный бразильский воздух воспринимается с каждым разом как что-то невероятно родное. Вдруг ощущается как сильно ты тосковал по всему этому. Даже если возвращаешься сюда в сотый раз.

Сентябрь: Снова Бразилия. Жизнь с нуля.

В первую очередь мы поехали отвезти мои чемоданы к Фабриции. Домик уже был готов принять нового жильца (меня). И когда мы приехали, Фабриция радостно встретила нас и показала как, где и что. Я поняла, что домик вполне сможет быть моим, если немного постараться над его уютом. Я приняла душ, переоделась. Анжело ждал меня в комнате. Мы решили оставить вещи тут как есть и поехать к нему домой, и забрать мое остальное (и кошку).

Фабриция была в курсе о дате моего приезда, они заранее приготовили домик. К вечеру мы загрузили машину моими вещами. И поехали в район Итапоа, где мне предстояло начать новый этап жизни.

Сначала поехали в ближайший маркет. Я купила утварь, стиральный порошок, тазик, метла, средства для посуды. Причем я везла также свою посуду (из прежней квартиры) тарелки, чашки, вилки, ножи. Лоток для кошки. Кошку тоже.

А в маркете пришлось искать для нее кошачий наполнитель, корм. Еды много брать было нельзя – в домике не было холодильника, ни плиты, ничего где можно хранить еду, которая не живет без холода. Я купила 2 л молока в коробке и овсяные печенья. Фрукты, яблоки, бананы.

Мы наверное провели там час. Дело было сделано, и мы поехали наконец ко мне на новоселье. Уже потихоньку садилось солнце, небо становилось желтым от заката. И вот мы приехали. Центральная улица района, улица Святого Мигела…

Фабриция вышла нас встречать. Теперь нужно было разгружать под завязку нагруженную машину. Мы ходили втроем, каждый волок на себе что мог. Каждый раз нужно было подняться в домик по крутой лестнице, оставить вещи, спуститься с лестницы, пересечь двор, пройти через арку, подняться в горку к ограде, открыть ключом захлопывающиеся ворота, открыть машину, взять следующий предмет, закрыть машину, открыть ограду, вниз по горке, под арку, через двор, вверх по лестнице, донести и обратно по кругу…

Мы закончили разбирать вещи при закате солнца. Алису впустили первой в дом. Комната была в беспорядке. Я поблагодарила Анжело за помощь. Фабриция показала мне где поблизости есть булочная и бакалея. Ближайший супермаркет был в 15 мин ходьбы. А булочная рядом в 5 мин.

Я пообщалась со всеми родственниками Фабриции. Важно наладить контакт, ведь мне жить под их крышей. Предстояло всю ночь разбирать мои вещи. Я закончила около 5 утра. Алиса была со мной верной подругой. Анжело уехал сразу после того как вещи были на месте. Когда комната наконец стала в порядке, я вдруг ощутила сильную усталость и легла спать.

Продолжение следует …